Психология треугольник карпмана в отношениях

Самое интересное и полезное на тему: "Психология треугольник карпмана в отношениях" простым и понятным языком. Мы собрали полную информацию по теме и постарались раскрыть тему во всех деталях. Если появились вопросы - задавайте их в комментариях.

Треугольник Карпмана или как правильно действовать в жизни

Если вам плохо на душе, есть вероятность, что вы попали в так называемый «треугольник судьбы». Открыл его Стивен Карпман.

Отношения — это всегда некая игра, в которой у каждого есть своя роль. Хорошо, если эта роль выбирается осознанно. Но, к сожалению, чаще всего это происходит иначе.

Вот он, этот треугольник: «Избавитель — Преследователь — Жертва» — это роли, которые последовательно играет человек.

В чём они состоят? Избавитель — это человек, который оказывает услугу (даёт совет), когда его никто об этом не просит. По закону судьбы он станет Жертвой, а перед этим возможно побудет Преследователем.

заботливая женщина накрыла на стол и позвала домочадцев ужинать. А её, к примеру, об этом никто не просил — муж досматривает футбольный матч, а у сына в разгаре компьютерная игра. Они вообще-то сами могут положить еду себе в тарелки, когда освободятся. Но женщина навязала им свою заботу и стала Избавителем. Треугольник судьбы заработал. Ужин остывает, а никто к столу не идет.

Избавитель (женщина) превращается в Преследователя: «Я кому сказала, идите есть! Сколько можно звать?!». Когда, чертыхаясь от того, что их отвлекли, члены семьи соизволят прийти, Преследователь станет Жертвой и услышит о себе «много хорошего»: « Вечно ты не вовремя! Остыло всё!».

Или пример с работы: вы, добрая душа, предлагаете помощь, своим менее расторопным коллегам. Раз помогли, два, три… А потом куда вам сядут? Правильно — на шею. Придёт время и вы, возмущенный такой эксплуатацией, попытаетесь отказать любителям «повалять дурака» в помощи. Их реакцию додумайте сами. Иногда треугольник судьбы растягивается на долгие годы.

Например, ребёнка воспитывают в стиле Избавителя, он растёт «маменькиным сынком», «белоручкой», ему — лучший кусок, дорогой телефон, ноутбук, золотую цепь, поездки на курорты… А он в 14 лет не умеет забить гвоздь, постирать и погладить свою одежду, сготовить поесть. Родители превращаются в Преследователей: «Сколько можно сидеть за компьютером?! Когда за ум возьмёшься?! Тебе же в институт поступать!».

А теперь скажите, дорогие читатели, как сложится судьба «маменькиного сынка»? Будет ли он хорошим работником и создаст ли крепкую семью? Думаю, вряд ли. А кого он обвинит в своей неудавшейся жизни? Правильно — родителей, которые начав играть роль Избавителя, превратятся на старости лет в Жертву.

Приведём пример из жизни одной нашей пациентки. Возможно, в этом примере многие узнают себя. Вот её рассказ: «Была у меня одна знакомая, назовем её Р., как мне показалось тогда, с трудной судьбой. У неё возникли проблемы с жильем, и я вызвалась ей помочь.

Поселила ее у себя (тем самым став Избавителем). Потом я подумала, ну раз уж Р. живёт у меня, а у меня в жизни всё складывалось намного радужней, чем у неё, научу я Р., как жить. И начала «рассыпать» советы, учить как надо себя вести (Избавитель обладает неосознаваемым высокомерием: «Только я знаю, как правильно жить» и ещё он плохого мнения о людях: «Они — слабаки и дураки и без меня не справятся).

Р., живя у меня, вела себя неаккуратно, бесцеремонно. Я попрекала её за это (стала Преследователем). В итоге история закончилась плачевно: когда я собрала гостей, и Р. тоже там присутствовала, она, выждав момент, «вылила» на меня поток оскорблений». Получается, подруги поменялись ролями: наша пациентка превратилась в Жертву, а Р. — из Жертвы в Преследователя. Их общение по обоюдному согласию сошло на нет.

А теперь о том, как не попасть в треугольник судьбы.

Чтобы не стать Избавителем, оказывать услуги можно, только если:

1. тебя об этом попросят;

2. ты сначала сделал свои дела.

— нельзя давать категоричных советов («делай, как я сказал!»);

— нельзя делать за человека то, что он должен сделать самостоятельно.

А что же тогда можно? Есть ли способы, чтобы безопасно помогать (советом или делом) близким людям? Есть. В их основе — грамотное распределение ответственности, где каждый отвечает только за то, что реально находится под его контролем. Итак, что можно сделать?

• Перед любой совместной деятельностью бывает полезно обговорить (или даже прописать): кто, за что и как отвечает.

• Если всё же даете совет, добавляйте: «Это лишь моя точка зрения, а решать тебе».

• Право на ошибку: «Я, конечно, могу ошибаться…» После этого можно, в принципе, дать любой (даже самый бредовый) совет.

• Отсутствие гарантий: «Постараюсь». «Сделаю всё, что смогу, но ничего не обещаю». «Если будет время». И так далее. В этом случае человек имеет вас в виду, но продолжает и сам искать решение.

Быть Преследователем в треугольнике судьбы, унижать, строить планы мести тоже дело неблагодарное, ведь как написано в одном стихотворении: «Зло, излучённое тобой, к тебе вернется непременно». Чем же надо заниматься, чтобы не играть все эти драматические роли? Собой. Своим духовным, интеллектуальным и физическим развитием. Найдите себе любимое дело и станьте в нём профессионалом экстра-класса. Ваши близкие от этого только выиграют.

Треугольник Карпмана

Треугольник Карпмана — типичная связь трех основных проблемных ролей в человеческих отношениях. Автор этой идеи — Стивен (или Стефан) Карпман, продолжатель идей Эрика Берна.

Чем более без головы ведут себя люди, тем чаще они попадают в треугольник Карпмана.
скачать видео

Согласно этому взгляду, все многообразие ролей, лежащее в основе игр, в которые играют люди, может быть сведено к трем основным – Преследователя виноватых, Жертвы преследования и Спасателя. Треугольник, в который объединяются эти роли, символизирует их связь и постоянную смену.

Карпман пишет: «Три драматические роли этой игры – Спасатель, Преследователь и Жертва – являются на самом деле мелодраматическим упрощением реальной жизни. Мы видим себя щедрыми Спасателями благодарной или неблагодарной Жертвы, праведными Преследователями нечестивых и Жертвами жестоких Преследователей.

Погружаясь в любую из этих ролей, мы начинаем игнорировать реальность, как актеры на сцене, которые знают, что живут вымышленной жизнью, но должны делать вид, что верят в ее подлинность, чтобы создать хороший спектакль. При этом мы никогда надолго не задерживаемся в одной роли».

Тут нужно уточнить терминологию. В синтон-подходе есть противопоставление Автор-Жертва, но тогда как понятие Жертвы в синтон-подходе соотносится с Жертвой в треугольнике Карпмана? Человек в позиции Жертвы — это человек, который ощущает, что от него ничего не зависит, который верит, что в данной ситуации он не может выбирать свое поведение: «Это все из-за них, а что я мог поделать?» Тогда очевидно, что все три роли из треугольника Карпмана, а именно «Спасатель», «Жертва» и «Преследователь» — это все три разновидности позиции Жертвы.

Читайте так же:  Отношения папа дочь между мужчиной и женщиной

Если вам жалуется подруга, все понятно — она в роли Жертвы. Преследователь — тоже в позиции Жертвы. Почему? Если вы видите того, кто обзывается, кто требует, кричит и допекает бедную Жертву, и вы спросите его «Почему ты это делаешь?», в ответ вы обычно услышите «А что же мне еще делать, если он сам обзывается, («не варит кашу», «нас всех подводит», «все время опаздывает») — что же я должен делать в этой ситуации?». Если человек-Преследователь ощущает что не может действовать по-другому, он находится в позиции Жертвы.

Здесь уместно вспомнить формулировки Перлза «собака снизу и собака сверху». «Собака снизу» — ситуация, несчастная Жертва кусает окружающих своей тоской, воет так, что всем становится больно от ее воя; «собака сверху» — это когда человек вслух громко кусает: орет, ругается.

Если вы когда-нибудь поговорите со Спасателем на тему «А зачем ты этим занимаешься, почему, и стоит ли это делать», вы можете ощутить к себе ненависть, потому что: «А как же можно здесь не помочь?! Ведь человека обижают, преследуют, он страдает, ему плохо!». Спасатель — тоже заложник, человек в роли Спасателя также опустился в позицию Жертвы.

Основное содержание игры

Жертва провоцирует окружающих, чтобы кто-то выступил в роли Преследователя. Вариант: Преследователь находит того, кто в чем-то виноват, и начинает Жертву преследовать: обвинять, требовать, наказывать. Далее Жертва доказывает, что она здесь ни при чем, что во всем виноваты все другие, включая самого Преследователя, и ищет своего Спасателя, демонстрируя свои страдания и свою беспомощность. Спасатель включается в игру, старается помочь Жертве и защитить ее от Преследователя, но, поскольку это только игра в спасание, он ничего не добивается. За это Жертва обвиняет Спасателя, после чего он превращается в Жертву преследования, а он в Преследователя.

Житейские иллюстрации треугольника Карпмана см.→

Механизмы треугольника

Карпман и работающие в традиции трансактного анализа психологи полагают, что треугольник этих ролей складывается в первую очередь в силу тех или иных внутренних выгод.

«Если идет некая игра, если есть некие отношения, они выгодны всем участникам системы. Иначе все просто развалилось бы. Если вы в чем-то участвуете – это вам зачем-то нужно. Общение в пределах этого треугольника – это весьма эффективный способ не брать ответственность за свои поступки и решения, а также в награду за это получать сильные эмоции и право не решать свои проблемы (так как в «этом всем» виноваты другие)».

Возможно, что это так. В любом случае, для задач психотерапии это достаточно хорошо работающий взгляд. При этом имеет смысл рассматривать и другие возможности: возможно, основа таких отношений не только внутренние выгоды, но и — неспособность противостоять манипуляциям, некритично усвоенная философия жизни, и — просто жизненные привычки. В этом случае, кроме бесед о выгодах, можно разговаривать о жизненных ценностях и обучать новым, более разумным привычкам↑.

Выход за рамки треугольника Карпмана

Главное, что вам нужно знать о треугольнике Карпмана, так это то, что вам там не место. Какая бы роль вас там ни привлекала или какую бы роль вам настойчиво ни предлагали — вам не место в этом треугольнике. Треугольник Карпмана — реальность, но только для бестолковых людей, которые живут чувствами, не имеют четких целей и не умеют себя контролировать, раз за разом оказываясь в позиции Жертвы. Чем более разумен человек, чем он в большей степени в авторской позиции, помнит свои цели и обдуманно их реализует, тем реже он попадет в этот сумасшедший дом. Как все это реализовать конкретно? См.→

Треугольник Карпмана- эмоциональная зависимость.

Как это работает

Контролер-диктатор не дает покоя жертве, строит ее, заставляет и критикует.
Жертва старается, мучается, устает и жалуется. Спаситель утешает, советует,
подставляет уши и жилетку для слез. Участники периодически меняются ролями.

Такая мелодрама может длиться многие годы, люди могут даже не осознавать, что
прочно застряли в треугольнике. Они могут думать, что на самом деле их устраивает такое положение вещей. Контролеру есть на кого изливать свой негатив и есть кого винить в своих бедах, жертва получает сочувствие и избавляется от ответственности за свою жизнь, спаситель наслаждается ролью героя.

Все они зависят друг от друга, потому что источник своих проблем они видят в другом человеке. И бесконечно пытаются изменить человека так, чтобы он служил их целям.

Партнеры переключаются между ролями треугольника и то контролируют, то
спасают друг друга. И такие отношения точно не про любовь. Про желание
доминировать, жалость к себе, изматывающие претензии и неуслышанные
оправдания. Но не про любовь, не про поддержку, не про счастье.

В их борьбе есть особый привкус их идентичности.

Они есть у себя только во время бури. Они не могут себе вообразить, что все то, что они переживают в буре, у обычного человека есть в спокойном состоянии.

Эти люди на этапе простраивания безопасности воюют. Потому что убеждены, что лучшая форма защиты – это нападение. Им нравится, чтобы противник был под стать им. Борьба – вот как выглядит настоящая жизнь.

Так может длиться, пока такой человек не замечает, что обычные скучные окружающие люди накапливают добро, наживают друзей, работы, где их уважают и прислушиваются, любимых людей, детей и т.д.

Ключевая особенность таких людей (до обострения внутреннего конфликта) – их увлеченность своими идеями. Они очень ими дорожат. Есть они, их идеи и третий, так, недоразумение, надо же чтобы кто-то послушал. Обслуживающий персонал.

Т.к. это звучит нелицеприятно, они спрячут этот треугольник от себя. Будут предельно вежливы. В их представлении их образ почти сияет. Но это трагедия, которая с ним произошла, а не великое озарение. Личность такого человека похожа на корабль, в котором есть пробоина и крен. Он вынужден предпринимать попытки выровняться, бороться, чтобы оставаться на плаву, но все время заваливается то в одну, то в другую сторону. То в высокомерие, то в ничтожность.

[2]

Тяжелое испытание для такого человека – увидеть себя глазами другого. Выдержать удар, что другой, который рядом, все это время видел и знает это про тебя.

Потом, после открытия устойчивого и важного другого, будет испытание еще страшнее. Потому что обнажается такая боль, для которой нет слов. Оживает весь эмоциональный опыт жестокого обращения, предательства и отвержения. То, что так давно спряталось внутрь и заросло доспехами победителя.

Когда чувствовал себя брошенным и ненужным и не было варианта, куда пойти, чтобы справиться с этим переживанием.

Вот эти вот обычные, скучные люди, свое обычное человеческое страдание как-то пережили. Оставили в прошлом.

А борцы сделали из него топливо. Иногда эффективное для достижений и зарабатывания очков. Но топливо, бесконечно мучающее их самих.

Роль спасателя – самая сложная в анализе. Эта часть самости – как сверкающий щит, как красивые доспехи, которые так качественно защищают и так красиво блестят, что трудно от них отказаться и «переодеться». Даже когда уже устал от их груза. Это как отказаться от любви, потому что доспехи – это способ удовлетворения потребности в принятии.

Читайте так же:  Очень сильно ревную мужа

Спасатель ощущает дискомфорт, что он сам себе как бы и не принадлежит, но эти мысли так быстро улетучиваются, стоит только снова испытать кайф от своей нужности. «Я есть, пока во мне нуждаются».

Нет никакой автономной устойчивости и самоопределения. Несоответствие ожиданиям других людей оказывается таким серьезным вызовом для их личности, что переживается как вариант брошенности.

Т.е. спасатель это тот, кто вывернул все наизнанку. Он взял контроль над брошенностью, став гипер-функциональным. Таким, от которого невозможно отказаться. И в то же время, спасатель не бросил и свою уязвимую часть. Просто поместил ее целиком в другого, которого нужно спасти. Это и станет главной ловушкой. Спасая другого, он метафорически спасает себя, но реальное спасение спасенный уносит с собой.

Так формируется «успешное я», лишенное связи со своими страданиями и неприятными переживаниями. Получающее мощное позитивное подкрепление из вне.

Спасатель – это тот, кто все контролирует. Иногда ценой такого напряжения, что начинает казаться, что нечем дышать.

Спасатель плохо осознает себя и очень фрагментарно видит других. Он как Бэтмен, слышит крики о помощи, но не слышит призывы разделить моменты удовольствия. Это за гранью вообразимого – просто быть рядом с другим, сопричастным, разделяющим атмосферу происходящего. Быть с другим, а не делать что-то для другого.

Отказ использовать спасателя при сохранении внимательного присутствия рядом с ним, действуют на него, как ожог. Он не может допустить, чтобы кто-то был с ним ради него самого.

Когда я представляю себе это состояние, то оно состоит из противоречивых красок:

— упрямство достичь своей цели;

В метафоре это похоже на короткое замыкание. Нарушение проводимости электрических импульсов в сети, когда мерцает лампочка. В таком состоянии то много сил и руки сжимаются в кулаки, то они свисают, как тряпочки по бокам и кажутся пришитыми, инородными. То снова резко сжимаются и возникает желание ими махать, то падают навзничь.

Чтобы стать жертвой, нужно выполнить следующее действие: отщепить асущественную часть своей власти и влияния в ситуации и поместить ее в другого.

А дальше начинается борьба за то, чтобы этого другого подчинить своей воли, чтобы другой начал слушаться. Т.е. жертва страдает потому что ее не слушаются, ей причиняют этим боль. Мир живет не по ее правилам.

Жертва легко снова и снова оказывается в центре стихийного бедствия. Потому что это состояние возникает из описанного выше механизма отщепления. А этот механизм жертва всегда носит с собой и готова применить в любой момент. Настоящая жертва владеет этим в совершенстве, и делает закрыв глаза, на автомате.

Она не замечает, как запускает этот механизм. Она делает это неосознанно.

У нее своя интерпретация происходящего, которая удачно закрывает от нее логику событий. И в этом главная ловушка. Вот почему жертва застревает и не может выйти из ситуации.

Жертва — чувствует себя ограбленной, использованной. Она чувствует недостаточность, что лишена чего-то – и это очень точное переживание себя в ситуации. Оно абсолютно соответствует описанию механизма, но утратило связанность. Жертва сама себя обокрала, только не увидела как.

Стоит только рассказать про это «жертве», она тут же проникается чувством вины или праведной злости на вас. Потому что вы ее обвиняете. Нет, вы не пытаетесь помочь. Вы пытаетесь ее уличить, что она сама во всем виновата.

Самое сложное и самое важное в работе с жертвенным состоянием — это убрать сцепку «отвечаю за происходящее» = «виновата». И разобраться с понятиями «власть» и «влияние» .

Власть – вот чего хочет жертва. И это хорошая цель, это прекрасные здоровые амбиции, иметь влияние.

Другое дело, способ каким жертва привыкла эту власть получать, он чаще всего оборачивается против нее самой же. И очень часто ужасно плохо работает в долгосрочной перспективе. В длительных отношениях жертва вызывает усталость, скуку, раздражение, желание отдалиться, нарастающее отвращение или жалость.

Психодраматический треугольник Карпмана

Существует треугольник отношений — так называемый Треугольник Карпмана, состоящий из трёх вершин:

Этот треугольник ещё называют магическим, так как стоит в него попасть, так его роли начинают диктовать участникам выборы, реакции, чувства, восприятие, последовательность ходов и так далее.

А самое главное — участники свободно «плавают» в этом треугольнике по ролям.

Жертва очень быстро превращается в Преследователя (Агрессора) для бывшего Спасителя, а Спаситель — очень быстро становится Жертвой бывшей Жертвы.

Например, есть некто, страдающий от чего-то или кого-то (эти «что-то» или «кто-то» и является Агрессором). А страдалец (страдалица) — это типа, Жертва.

Жертва быстро находит Спасителя (или спасителей), который (по разным причинам) старается (вернее, пытается) помочь Жертве.

Всё бы ничего, но Треугольник-то магический, и Жертве совершенно не нужно избавление от Агрессора, а Спасителю — не нужно, чтобы Жертва прекратила быть жертвой. Иначе он ей будет не нужен. Какой же Спаситель без жертвы? Жертва «излечится», «избавится», кого же спасать то?

Получается, что и Спаситель, и Жертва заинтересованы (неосознанно, конечно) в том, чтобы фактически всё оставалось по прежнему.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Жертва должна страдать, а Спаситель должен помогать.

  • Жертва получает свою долю внимания и заботы, а Спаситель — горд тем, какую роль он играет в жизни Жертвы.
  • Жертва платит Спасителю признанием его заслуг и роли, а Спаситель платит за это Жертве вниманием, временем, энергией, чувствами и т.д.

Ну и что? — спросите вы. Все же довольны!

На этом треугольник не останавливается. Жертве становится мало того, что она получает. Она начинает всё больше и больше требовать и оттягивать внимания и энергии Спасителя. Спаситель старается (на сознательном уровне), но у него ничего не получается. Конечно, он же на бессознательном уровне не заинтересован помочь ОКОНЧАТЕЛЬНО, он же не дурак, лишиться такого вкусного процесса!

У него не получается, его состояние и самооценка (самоуважение) снижаются, ему становится плохо, а Жертва продолжает ждать и требовать внимания и помощи.

Постепенно и незаметно Спаситель становится Жертвой, а бывшая Жертва становится Преследователем (Агрессором) для своего бывшего Спасителя. И чем больше Спаситель вкладывал в того, кого он спасал, тем, по большому счёту, он становится больше ей должен. Ожидания растут, и он ОБЯЗАН их реализовывать.

Бывшая жертва всё больше недовольна «не оправдавшим её ожиданий» Спасителем. Она всё больше и больше путает, кто же на самом деле является агрессором. Для неё уже бывший Спаситель виноват в её бедах. Как-то незаметно происходит переход, и уже почти осознанно она недовольна бывшим благодетелем, и уже его обвиняет чуть ли не больше, чем того (то), кого раньше считала своим Агрессором.

Читайте так же:  Как помириться с мужчиной козерогом психология

Бывший спаситель становится для бывшей Жертвы обманщиком и новым Агрессором, а бывшая Жертва устраивает настоящую охоту за бывшим Спасителем.

Но это ещё не всё.

Бывший кумир повержен и ниспровергнут. Жертва ищет новых Спасителей, ведь у неё количество Агрессоров возросло — бывший Спаситель не оправдал ожиданий, по большому счёту, обманул её, и должен быть наказан.

Бывший же Спаситель, являясь уже Жертвой своей бывшей Жертвы, измотанный в попытках (нет, не помочь, его сейчас волнует лишь одно — суметь спастись от «жертвы») — начинает (уже как истинная жертва) искать других спасителей — и для себя, и для своей бывшей Жертвы. К стати говоря, это могут быть разные Спасители — для бывшего спасителя и бывшей жертвы.

Круг расширяется. Почему треугольник и называется магическим, что:

1. Каждый участник бывает во всех его углах (играет все положеные в треугольнике роли);

2. Треугольник устроен так, что вовлекает всё новых и новых членов оргии.

Бывший Спаситель, использованный, выбрасывается, он истощён, и уже не может быть полезен Жертве, и Жертва пускается в поиски и в погоню за новыми Спасителями (будущими её жертвами)

С точки зрения Агрессора тут тоже интересные штуки.

Агрессор (настоящий агрессор, тот, кто и считает себя агрессором, преследователем) как правило, не знает о том, что Жертва на самом деле не жертва. Что она не на самом деле беззащитна, просто ей нужна данная роль.

Жертва же очень быстро находит Спасителей, которые «внезапно» появляются на пути «Агрессора», и тот очень быстро становится уже их Жертвой, а Спасители превращаются в Преследователей бывшего Агрессора.

Это великолепно описал Эрик Берн на примере сказки про Красную Шапочку.

Шапочка — «Жертва», волк — «Агрессор», охотники — «Спасители».

Но сказка заканчивается вспоротым брюхом волка.

[1]

Алкоголик — жертва Алкоголя. Его жена — Спаситель.

С другой стороны Алкоголик — Агрессор для жены, и она ищет спасителя — нарколога или психотерапевта.

С третьей стороны, для алкоголика жена — Агрессор, а его Спасителем от жены является алкоголь.

Врач быстро из Спасителя превращается в Жертву, так как обещал Спасти и жену и алкоголика, и даже брал за это деньги, а жена алкоголика становится его Преследователем.

А жена ищет нового Спасителя.

И к стати, жена обретает нового обидчика (Агрессора)в лице врача, ведь он обидел и обманул её, и не выполнил своих обещаний, взяв деньги.

Поэтому жена может начать Преследования бывшего Спасителя (врача), а ныне Агрессора, находя новых Спасителей в виде:

1. СМИ, судебных органов

2. Подружек, с которыми можно перемывать косточки уже и врачу («Ох уж эти врачи!»)

3. Нового врача, который вместе с женой осуждает «некомпетентность» предыдущего врача.

Ниже представлены признаки, по которым можно себя узнать, когда вы оказываетесь в треугольнике.

[3]

Чувства, которые испытывают участники событий:

Жертва: чувство беспомощности, беспросветности, принуждения и причинения, безвыходности, бессилия, никчёмности, никому ненужности, собственной неправильности, запутанности, неясности

Спаситель: чувство жалости, желание помочь, собственное превосходства над жертвой (над тем, кому хочет помочь), большую компетентность, большую силу, ум, больший доступ к ресурсам, «он больше знает про то, как нужно действовать». Сострадание, острое щемящее чувство сопереживания (обратите внимание, это очень важный пункт: Спаситель ассоциируется с Жертвой! А значит, никак и никогда не сможет ей истинно помочь!)

Агрессор: чувство собственной правоты, благородного возмущения и праведного гнева, желание наказать нарушителя, желание восстановить справедливость, оскорблённое самолюбие, убеждённость, что только он знает, как правильно раздражение на жертву и тем более на спасителей, которых воспринимает, как мешающий фактор (спасители ошибаются, ведь только он знает, как нужно прямо сейчас поступить!)

  • Жертва — страдает
  • Спаситель — спасает и приходит на помощь и выручку
  • Агрессор наказывает, преследует, учит (проучивает)

Если вы оказались в этом «магическом» треугольнике, то знайте, что Вам придётся побывать во всех «углах» этого треугольника, и перепробывать все его Роли.

События в треугольнике могут происходить сколь угодно долго — вне зависимости от сознательных желаний их участников.

Жена алкоголика не желает страдать, алкоголик не желает быть алкоголиком, а врач не желает обманывать семью алкоголика. Но всё определяется результатом.

Пока хоть кто-нибудь не выскочит из этого проклятого треугольника, игра может продолжаться сколь угодно долго.

Самое главное — понять, на какой Роли Вы вошли в треугольник.

Какой из углов треугольника был для Вас входом в него.

Обычно в руководствах дают следующий совет: инверсировать роли. То есть, заменить роли на другие:

Агрессор должен стать для Вас Учителем. Фраза, которую я говорю своим ученикам: «Наши враги, и те, кто нам «мешают», являются нашими лучшими тренерами и учителями)

Спаситель — Помощником или максимум — Проводником (можно — тренером, как в фитнесс-клубе: вы делаете, а тренер тренирует).

А Жертва — Учеником.

Если Вы поймали себя на роли Спасителя — бросьте глупые мысли о том, что тот, «кто нуждается в помощи» немощен и слаб. Принимая его такие мысли, Вы делаете ему медвежью услугу. Вы делаете что-то ЗА него. Вы мешаете ему научиться самостоятельно чему-то важному для него.

Нельзя делать ничего за другого человека.

Ваше желание помочь — искус, жертва является Вашим искусителем, и Вы, фактически, являетесь искусителем и провокатором для того, кому стремитесь помочь.

Дайте человеку делать самому. Пусть он ошибается, но это будут ЕГО ошибки. И он не сможет Вас обвинить в этом, когда попытается перебраться в роль Вашего Преследователя.

Человек должен пройти свой путь сам.

Великий психотерапевт Александр Ефимович Алексейчик говорит

«Помочь можно только тому, кто что-то делает.»

И продолжал, обращаясь к тому, кто был в этот момент в беспомощности

«Что Вы делаете, для того, чтобы он (тот, кто помогает) мог Вам помочь?»

Для того, чтобы тебе помогли, ты должен что-то делать. Помогать можно лишь в том, что делают. Не делаешь — тебе нельзя помочь.

Что делаешь — в том тебе и возможна помощь.

У каждого из нас есть привычные, или излюбленные Роли-входы в подобные магические треугольники. И часто в разных контекстах у каждого входы свои. У человека на работе может быть излюбленным входом в треугольник — Роль Агрессора (ну любит он восстанавливать справедливость или наказывать дураков!), а дома, например, типичный и излюбленный вход — это Роль Спасителя.

И не стоит забывать

что нет ни Спасителей, ни Жертв, ни Агрессоров. Есть живые люди, которые могут играть различные роли. И каждый человек попадает в ловушку разных ролей, и бывает во всех вершинах этого заколдованного треугольника, но всё-таки, каждый человек имеет некоторые склонности к той или иной вершине, склонности задерживаться на той или иной вершине.

И важно помнить, что точка входа в треугольник (то есть, то, что вовлекло человека в патологические отношения) — чаще всего бывает и точкой, на которой человек задерживается, и ради которой и «влетал» в этот треугольник. Но не всегда это так.

Читайте так же:  Мужчина скорпион дракон совместимость женщина рак

Сила магии этого треугольника такова, что любого наблюдателя или слушателя — начинает втягивать в этот бермудский треугольник патологических отношений и ролей.

Трагический треугольник судьбы

Нет, сегодня у нас не урок занимательной геометрии. Хотя, если провести параллель, можно увидеть, что у этой точной науки и психологии много точек соприкосновения, а в чем-то они даже пересекаются. Как часто мы используем геометрические фигуры для описания человеческих взаимоотношений? Хождение по кругу — когда не можешь поставить точку и в который раз даешь второй шанс. Любовный треугольник, где третий, как известно, лишний. Трагический треугольник судьбы, или Треугольник Карпмана. Тоже важная фигура, о которой стоит узнать побольше, чтобы никогда в нее не попадать.

Классическую теорию треугольника Стивен Карпман описал еще в статье 1968 года. Это была основополагающая система для трансактного анализа, которую потом перехватил и развил Эрик Берн. В некоторой литературе можно встретить названия «трагический» или «драматический треугольник судьбы». Называют его по-разному. Но суть одна: финал у всех участников, действительно, довольно трагический. Взаимодействие между людьми в злополучном треугольнике происходит по трем его вершинам, каждая из которых имеет свое обозначение и роль. Роли всего три: Спаситель, Жертва и Преследователь. Исполнителю каждой из них присуще желание дополнить себя. Так как для игры нужны еще два партнера, которых игрок начинает искать в окружающем мире.

Треугольник Карпмана можно сравнить с Бермудским треугольником. Когда в него попадаешь, начинаешь пропадать: происходит разлад в отношениях с окружающими, в профессиональной деятельности, приостанавливается личностный рост. Потому что человек попадает в самый центр этого Бермудского треугольника, каждый угол в котором — роль в социуме. По большому счету, весь трагический треугольник судьбы — глобальная позиция жертвенности. Это становится ясно из описания ролей.

Описание ролей

Итак, Жертва. Это человек, который, как он утверждает, ничего не может сделать сам и все время нуждается в помощи. Это одно большое сожаление, опускание рук, переживание чувства вины или обвинение кого-то другого. Одним словом, жертва. И при взгляде на него кто-то захочет его пнуть (как раз Преследователь), а кто-то — спасти и защитить (это Спаситель). То есть, классическая жертва — человек, который ни за что не отвечает и не может ничего решать.

Второй игрок — Спаситель. Казалось бы, такая благородная роль. Почему он тоже входит в этот треугольник? Ответ прост: ему нужно либо кого-то спасать, либо с кем-то бороться. Это правила игры. Получается, он тоже жертва, так как зависим от своей роли. И игра ему необходима, чтобы почувствовать свою значимость.

Классическому Преследователю нужно непременно кого-то пнуть, на кого-нибудь напасть, в открытую проявить агрессию. Ну а если по каким-то причинам он не может проявить агрессию открыто (к примеру, Спаситель сильнее его), то проявляет скрытую: подтрунивает, обесценивает, отпускает ехидные шутки и игнорирует. Преследователь тоже не несет ответственности, ему важно бороться с кем-то, кого-то обвинять, ущемлять. То есть, играть по правилам. И если мы посмотрим на треугольник в целом , то увидим, что в итоге ни одна из ролей не несет ответственности за свою жизнь. Они нуждаются в каком-то внешнем факторе (человеке, группе людей, даже социальном явлении, коих сейчас много). Вот и получается, что все игроки — жертвы, «рабы лампы».

С чего же начинается игра?

Мы все родом из детства. Из поколения в поколение передаются как хорошие вещи, так и не очень экологичные. И когда-то в одном из поколений механизм игры был запущен. Существенное влияние могут оказывать разные катаклизмы. Если взять нашу страну, то это Первая мировая и Великая Отечественная войны. Когда действительно было и холодно, и голодно. И, закрывая глаза, человек не знал, сможет ли он открыть их в следующий момент. Всё это касалось поколения взрослых и детей, живших в те страшные годы. «Мы несчастные, нам страшно, никто нас не спасет!» — именно такие переживания впоследствии передавались следующим поколенииям. Наверное, каждый в наши дни наблюдал в супермаркетах картину под названием «За несколько дней до Нового года». Десятки, сотни семей с заваленными продуктами тележками еле передвигаются под тяжестью груза. У меня в эти моменты закрадываются мысли,— а не в катакомбы ли они собрались?

А это как раз то самое ощущение «нас чего-то лишат, всё исчезнет, нужно запастись. », которое досталось в наследство от предыдущих поколений.

Мы рассмотрели глобальные причины. Но есть и локальные, не такие масштабные. Например, когда кто-то в семье, либо не понимая законов, по которым развивается человечество, либо из-за своей слабости, начинает подавлять близких. Чтобы через унижения и оскорбления почувствовать себя сильнее. Соответственно, детьми это все принимается. Потому что для ребенка родитель — это авторитет, он ему верит, даже если чувствует, что что-то не так. Он не может подойти и сказать: «Мама, папа! Вы что творите? Вы почему ругаететесь?», «Мама, зачем ты дуешься на папу который день?», «Папа, почему ты третий день пьешь? Может, хватит уже? Займись работой!». Ребенок просто впитывает то, что видит. Хотя ему неприятно, но это же родители. Значит, так должно быть. И ребенок привыкает к тому, что на него могут нападать. Для него это становится нормой. Возможно, родитель даже учит ребенка, что нужно проявлять агрессию всегда и везде, просто на всякий случай. Сегодня на почте или в очереди в государственной поликлинике можно увидеть классические примеры позиции Преследователя.

Распространенный механизм формирования роли Спасителя, когда ребенок приходит на помощь ссорящимся родителям. А те, в свою очередь, такое поведение своего чада поддерживают и подкрепляют. То есть, пятилетний ребенок, который должен гоняться за девчонками, играть в машинки и лазить по деревьям, в это время решает глобальную проблему: как сделать так, чтобы мама с папой друг друга не убили? Просто в силу возраста он не может понять, что родители живут так не первый год и это их привычная игра. Кто-то из них Преследователь, а кто-то Жертва. Или наоборот. Ведь в классическом треугольнике рано или поздно каждый проигрывает все три роли.

В модели Якоба Морено есть термин «акциональный голод». Теория гласит, что у любого ребенка есть внутренний позыв к действию. Он видит дерево — ему нужно на него залезть. Он видит песочницу — этот песок ему нужно взять. Видит детей — обязательно нужно с ними повзаимодействовать. Это стремление, «голод по действию» остается и у взрослого, вопрос в том, куда он будет направлен.

Также любая роль требует развития. Мы не можем читать одну и ту же книгу. Нас не могут несколько раз подряд оставлять на второй год в восьмом классе. Нам нужны обновления, изменения. Мы постоянно хотим чего-то большего. Чем бы мы ни занимались, мы будем усложнять процесс, становиться, по терминологии Михаила Литвака, профессионалами экстра-класса. Но точно такой же процесс происходит и в Треугольнике Карпмана. Ведь механизм один и тот же.

Читайте так же:  Качели в отношениях мужчины и женщины

К примеру, человек хочет стать финансово успешным. Почему нет? Нормальное желание — иметь достаток, который позволит обеспечивать семью, нормально жить, ездить отдыхать. Исполнение этого желания требует сил и ответственности. Во что придется вкладывать силы и время? В чтение книг, посещение каких-то курсов повышения квалификации, во внедрение новых знаний в жизнь. Это бывает достаточно тяжело. А если внутри есть желание кого-то спасти или с кем-то повоевать, то приходится время, которое можно было потратить на чтение книг и самосовершенствование, отдавать туда, в игру. Внутренний голод говорит: «Какая книжка? Смотри, там Петя опять что-то не то делает, пойдем его жизни учить!» Получается, игра отвлекает от настоящей жизни и развития.

Здесь очень важно уметь прогнозировать и учиться брать ответственность за свою жизнь. Если говорить коротко, ответственность — это понимание того, что сегодняшнее мое действие даст результат завтра. Если я сегодня читаю книгу и применяю полученное знание, то результат я получу через время. Если я сходил в спортзал, вряд ли сегодня что-то изменится, кроме того, что я буду чувствовать себя уставшим. Но завтра я увижу другое тело, почувствую себя лучше. А если я сегодня кого-то спасаю, убегаю, злюсь, что я буду делать завтра? То же самое. А каким будет результат? Глобальнее, чем сегодня.

Тем более, если человек долго находится в треугольнике Карпмана, формируется жесткая зависимость, масштаб которой постоянно растет. Тело человека привыкает испытывать какое-то пагубное чувство: вину, стыд, раздражение, злость. И когда наступают спокойные деньки, человеку плохо, его тело начинает посылать сигналы: «Слышишь, ты же приучил меня, где доза? Почему я не испытываю чувство вины? Я хочу быть виноватым! Давай что-нибудь плохое сделаем!» Человек просто перестает этот процесс контролировать и ищет «поле для игры».

Почему Карпман назвал трагический треугольник социальной моделью? Потому что она не может быть реализована одним человеком — ему нужен другой. «Я тебе показываю эту вершину. Пожалуйста, дострой ее до треугольника! Я играю Жертву, а ты сыграй Спасителя либо Преследователя!» Конечно, время от времени человек и внутри себя сам проигрывает все эти роли. Но это как в сексе. Всегда приятнее заниматься им с партнером. А если его нет, то можно и рукой воспользоваться. Уж простите за сравнение, но примерно так. Когда нет никого рядом, можно и себя накрутить. «Какой я плохой, я столько читаю и все равно ничего не знаю. Да что ты! Соберись, тряпка! Сколько можно? Как мне плохо, я такой несчастный, никто меня не любит!» Можно закрыться дома, включить грустную музыку и страдать.

А если страдать все-таки надоело и есть желание выйти из игры? Карпман и Берн говорили, что из негативных сценариев обязательно нужно выходить. И по аналогии, если есть Треугольник Страданий, то есть и Позитивный Треугольник. Человек все равно должен играть какие-то роли в социуме. Многие говорят, что сценарии — это плохо. Это не так! Мы все живем по каким-то программам и устроены таким образом, что они нам нужны. Иначе мозг будет перегружаться, и мы не сможем решать более сложные задачи, развиваться. Программы нужны для жизни. Вопрос в том, какие они.

Как выйти из игры?

Нам нужно, если выражаться в принятой терминологии, вернуть ответственность. И помогут в этом новые программы Позитивного Треугольника Жизни, назовем его так.

Примерно так выглядит программа для новой позиции анти-жертвы.

Перепрограммирование для роли Преследователя:

И третья программа — для Спасителя:

Но недостаточно просто произносить текст программы как мантру. Его нужно осознать и стараться менять поведение.

Эти новые программы как раз пример рассуждений из позиции взрослости. Это трансактный анализ, где взращивается взрослая часть, ответственность. Она подразумевает, что нет чего-то хорошего или плохого. Любая слабость, которую мы обнаруживаем, не является плохой. Это зона роста. Многие переживают из-за того, что чего-то не знают. Но это же отличная возможность научиться чему-то новому!

Важно помнить, что выход из треугольника не может быть осуществлен за один день. Большая часть мира, с которым мы общаемся, привыкла к тем ролям, которые мы играли, и к нам прежним. И очень часто тот, кто начал себя менять, замечает, что окружающие стали как-то косо на него смотреть. А близкие начинают бояться: что будет дальше? Поэтому окружающие начинают отстраняться, ведь большая часть из них не хочет меняться. И это тоже элемент позиции взрослости: нужно быть готовым к тому, что, когда мы поменяемся, потеряем большую часть окружения.

Еще придется контролировать многие процессы, осознавать их. Будут, конечно, и ошибки. Будут попытки извне втянуть вас обратно в игру. Где-то вы даже сами будете провоцировать окружение, по старой памяти, когда вдруг захочется остренького. И через это придется пройти.

В этой теме краеугольный камень — ответственность и взрослость. Это и есть ответ на вопрос, как выйти из игры. А остальные инструменты, пожалуйста, — их вокруг сейчас очень много. Наш клуб предоставляет большой набор инструментов. Но их нельзя применять без признания самому себе в том, что ты находишься в этом треугольнике.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В завершении хочется сказать, что годы идут, и самое ценное — это время. И я хочу, чтобы вы осознали: выход из треугольника существует. Это не какая-то сверхъестественная сила. А вполне объяснимая, логическая схема, из которой можно выйти. Неважно, Вам 30 лет, 40, 50. Времени для жизни еще достаточно. И лучше это драгоценное время прожить по-настоящему. Да, придется напрячься и собрать силы в кулак. Но оно того стоит!

Источники


  1. Ричард Не переживайте по пустякам в любви / Ричард, Кристин Карлсон. — Москва: Высшая школа, 2016. — 416 c.

  2. Рюриков, Юрий Яд и мед семьи. Семья и любовь на сломе времен / Юрий Рюриков. — М.: Молодая Гвардия, 2016. — 466 c.

  3. Василев, Стефан Психология любви / Стефан Василев. — М.: Интерпринт, 1992. — 238 c.
  4. Зубова, А. В. Семейная дипломатия. Между невесткой и свекровью… / А.В. Зубова. — М.: Феникс, 2015. — 224 c.
Психология треугольник карпмана в отношениях
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here